0bc287a7

Элби Джордж Сампер - Вершина



Джордж Сампер Элби
Вершина
"9 ч. 07 мин. Утра. Джонатану Джерберу от Л. Лестера
Лиса, - гласил лежавший на письменном столе бледно-зеленый
листок служебной записки. - Будьте добры, резервируйте для
меня Ваш день. При сем прилагается пропуск для лифта,
поступающий в Ваше постоянное пользование. Советую Вам
посетить сегодня утром 13-й этаж, но не выше Л. Л. Л."
- Итак, после всех этих лет, - сказал себе Джонатан,
вынимая из гласситового конверта пропуск - первый, к
которому он когда-либо прикасался. Это была, конечно,
миниатюрная пирамида. С одной стороны на металлической
поверхности стояло название фирмы - "Объединение", с другой
- была отпечатана его, Джонатана, фотогравюра по пояс Он
понятия не имел, где и когда его сфотографировали; но,
должно быть, это произошло совсем недавно, потому что он был
снят в галстуке, который только что купил; видимо,
полицейский агент компании сделал моментальный снимок, когда
он входил в здание или покидал его.
- Мисс Кайндхендс, - обратился он по интеркому к своей
секретарше, - отмените все мои встречи. Я нужен мистеру
Лису.
С золотой пирамидой в руке он уверенно зашагал по
сверкающему коридору к лифту.
- Тринадцатый, - произнес он.
Несмотря на то, что лифтеру с незапамятных времен было
знакомо его лицо и пушистый твидовый костюм от Харриса, он в
испуге замялся.
- Все в порядке, - успокоил его Джонатан и, повернув руку
ладонью кверху, показал пропуск.
- Слушаюсь, сэр, - выдохнул лифтер. Эти два слова
прозвучали подобно двум низким нежным нотам, которые мог бы
выдохнуть из флейты музыкант.
Однако он тут же спохватился, закрыл бронзовую дверь и
нажал кнопку.
- Четырнадцать лет или же их было шестнадцать? -
пробормотал про себя Джонатан, и, хотя лифт уносил его вверх
к власти и престижу, сам он стал спускаться по ярусам
воспоминаний к своим первым дням в этом здании.
Он с улыбкой вспомнил, какие сомнения вызывали в нем
лифты. Когда утро за утром они поднимали его на восьмой
этаж в отдел рекламы, вопреки всякому здравому смыслу ему
чудился в этом какой-то обман, ему казалось, что его везут
не вверх, а вниз, вниз, в катакомбы, раскинувшиеся под
гигантской ступенчатой пирамидой "Объединения". Вспышки
маленьких электрических лампочек, отмечавших первый, второй
и третий этажи, не могли убедить его в том, что он едет
вверх; кабина двигалась настолько плавно, что терялось
всякое ощущение направления, и, когда бесшумно открывалась
дверь, никто не мог бы сказать, где он находится. В
бесконечную даль уходили длинные пустые коридоры, узкие, как
шахтные галереи; в пластиковых панелях отражался струившийся
из вделанных в потолок квадратов матового стекла свет. В
здании нигде не было окон, и сияние, проникавшее сквозь
стеклянные кирпичи, вполне могло исходить от искусно скрытых
электрических ламп: ничем нельзя было доказать, что это
дневной свет.
- Игра воображения, - одергивал себя Джонатан. - Мне
повезло, мне невероятно повезло. Ведь мне только двадцать
семь лет, а я уже здесь, в "Объединении". За то, чтобы
очутиться на моем месте, любой другой дал бы отсечь себе
правую руку.
В настоящее время такие образные выражения он употреблял
в своих рекламных статьях для привлечения большего числа
читателей, но в прошлом он совершенно невинно пользовался
ими для собственного удовольствия.
Он работал составителем объявлений в одном нью-йоркском
рекламном агентстве, как вдруг однажды под вечер его вызвали
к себе старшие компаньоны фирмы и сообщили, что его
пригл



Назад