0bc287a7

Эллиот Джеймс - Холодное Сердце



ДЖЕЙМС ЭЛЛИОТ
ХОЛОДНОЕ, ХОЛОДНОЕ СЕРДЦЕ
Аннотация
Прототипом героя романа, спецагента ЦРУ Майка Калли, послужил знаменитый Оливер Норт, полковник, прикрывший администрацию Рейгана в скандале «ИранКонтрас». Но если Рейган вызволил Норта, укрепив тем самым свою популярность, то Майку Калли не повезло.

Именно ему пришлось взять на себя тайные финансовые операции ЦРУ на слушаниях в Конгрессе. Начальство, не сдержав данного слова, разменяло его как пешку в политической борьбе. Вся жизнь его рухнула. Жена покончила с собой, осталась лишь дочь, студентка.

Ради нее Капли и принимает в тюрьме условия сделки со своими бывшими коллегами.
В обмен на «свободу через двенадцать часов» Майк Капли должен найти и уничтожить полковника КГБ Николая Лубанова, перебежчика из России.
ЦРУ, которому запрещены операции на территории США, вынуждено действовать тайно, в особенности от ФБР. «Фирма» не может допустить, чтобы Америка узнала, с чьей помощью три года назад появился в тихом вирджинском кампусе тот, кого прозвали Трупосоставителем...
Глава 1
Это было ее любимое время, когда изза горизонта медленно появляются первые лучи утреннего солнца и в университетском кампусе тихо и пустынно. Она почти пробежала свои положенные пять миль, но испытывала лишь легкую усталость.

Она бежала с какойто особой грацией, словно едва касаясь земли своими длинными ногами. Вот уже и позади широкий пожухший газон, отливающие золотом высокие клены и стройные белые колонны, поддерживающие портик большого кирпичного здания.
Достигнув МакКормикроуд, она посмотрела на часы и сбавила скорость, переходя на обычный шаг. Внимательно оглядываясь, она глубоко вдыхала прохладный воздух, напоенный ароматами осени. Расстегнув висевшую на боку сумочку, чтобы достать бутылочку с минеральной водой «Эвиан», она притронулась к газовому баллончику, который, как и все другие студентки, всегда носила с собой.
С некоторых пор гнетущее чувство страха вошло в спокойную университетскую жизнь. За прошедший месяц, под покровом ночной тьмы, загадочно исчезли четыре студентки: одну видели в последний раз выходящей из студенческого центра Ньюком Холл, вторую по дороге на фортепианный концерт в старый Кейбелл Холл, а третью и четвертую — пересекающими поздно вечером университетский двор около библиотеки.

Итак, одна — каждую неделю. И с тех пор о них ни слуху ни духу.
А ведь все четыре были достойные и вполне порядочные девушки. Никто не требовал выкупа. Никто не признавался в похищении.

Полное молчание. Понятно, что это угнетало, вселяя во всех гнетущий страх перед неизвестным.
После исчезновения второй студентки ни одна из университетских дам не выходила одна, куда бы она ни направлялась. С наступлением темноты, возвращаясь в общежитие или отправляясь на автомобильную стоянку, студентка вызывала по телефону одного или двух сопровождающих, которые провожали ее.

Университетская полиция утроила число ночных патрульных. И все же исчезли еще две студентки — не поддавшись общей панике, они отказались от сопровождения и дорого заплатили за упрямство и гордость.
Когда молодая бегунья спустилась по ступенькам к дорожке, ведущей в Гаррет Холл, ее пульс и частота дыхания почти пришли в норму. Здесь она повернулась и спустилась по другой лестнице к небольшому амфитеатру, где устроилась в верхнем ряду на каменной скамье, чтобы допить воду и как всегда по утрам посмотреть на восход солнца.
Амфитеатр периодически использовали для выступления заезжих ораторов, театральных трупп и студенческих собраний, но по



Назад