0bc287a7

Эллисон Харлан - Видение



prose_contemporary Харлан Эллисон Видение ru en В. Гольдича И. Оганесовой Faiber faiber@yandex.ru Fiction Book Designer 2006-09-28 FBD-T4DBH5VM-L464-10FK-UEG8-6BVPBGSRNURB 1.0 v 1.0 — создание fb2 — (Faiber)
Харлан Эллисон
Видение
"Я прекрасно помню время, когда мысли
о глазе заставляли меня холодеть".
Чарльз Дарвин, 1860 год — Эй, Верни. Вон там. В дальней кабинке… видишь?
— Не сейчас. Я устал. И отдыхаю.
— Да ну тебя, Берни, ты только посмотри на нее.
— Гребби, если ты от меня не отвяжешься и не дашь мне спокойно надраться, я тебе череп раскрою.
— Ладно, будь по-твоему. Только они серо-голубые.
— Что?
— Да ничего, Берни. Ты же сказал «отвяжись», считай, что я и отвязался.
— Ну-ка повернись ко мне, приятель.
— Я выпиваю.
— Слушай, ты, придурок, мы целый день ищем…
— А теперь, когда я тебе что-то скажу, ты меня станешь слушать?
— Извини, Гребби. Ну хорошо, хорошо, так где она?
— Вон там. Видишь?
— В клетчатом джемпере?
— Нет, другая, сидит в тени, вон в той будке, за клетчатым джемпером. В пиджаке… подожди, сейчас свет на нее упадет… вот! Разглядел?

Серо-голубые, как раз то, что нужно Доку.
— Гребби, а ты отличный охотник.
— Угу,точно.
— А теперь отвернись и перестань пялиться, а то еще заметит. Мы ее заполучим.
— Как Берни? Тут полно народа.
— Ну, уйдет же она когда-нибудь отсюда. Домой, например.
— И тут-то мы ее и схватим, верно, Берни?
— Гребби, угомонись, не мешай мне поддавать.
— О Господи, приятель, мы заживем, как короли, когда доставим их Доку.
— Гребби!
— Ладно, ладно, Берни. Какие у нее красивые глазки!
Издалека, постепенно приближаясь, наплыв и крупный план.
В фотообъективы судна Дальнего Следования по мере приближения корабля к Земле территория, окружающая дороги, посадочные полосы и самые разнообразные постройки и сооружения главного административного порта Северных Межзвездных Путешествий напоминали похожее на пышку лоскутное одеяло, сделанное руками какого-то безумца — таким невероятным было сочетание цветов. В самом центре круга как раз и располагался порт СМП, выстроенный из какого-то серого сплава, специальным способом обработанного, чтобы выстоять под жестокими ударами арктических ветров.

Порт окружала нейтральная зона из белоснежного пластика, в ткань которого были вплетены тончайшие электрические нити. Ничто не могло пересечь этой мертвой зоны без специального разрешения.

Маяк, установленный на лоскутном одеяле, испускал миллион вспышек в секунду, словно безмолвная Цирцея без конца заманивала гостей, приглашая их познать самые восхитительные удовольствия. Корабль опускается, опускается и, наконец, садится на свою посадочную полосу, а на его экранах пропадает изображение. И тогда туристы покидают борт судна Дальнего Следования, проходят по подземным коридорам и попадают в административные здания, чтобы выполнить разнообразные формальности: заполнить документы, подвергнуться медицинской проверке и таможенному досмотру.
Дальше пассажиры и команды судов садятся в вагончики, по подземным рельсовым дорогам проезжают под нейтральной зоной и покидают территорию космопорта. Все бумаги подписаны; теперь забота о собственной безопасности снова ложится на плечи каждого, единственной защитой от окружающей действительности остаются микроскопические приспособления, встроенные в одежду. Очень скоро людей посадят в специально оборудованные клетки, которые поднимут их на поверхность.
Вот на экране снова появляется та же картинка. Похожая на разноцветную пышку территория за портовыми сооружениями предстает глазам новых гостей и тех,



Назад