0bc287a7

Эллисон Харлан - Человек, Поглощенный Местью



ХАРЛАН ЭЛЛИСОН
ЧЕЛОВЕК, ПОГЛОЩЕННЫЙ МЕСТЬЮ
перевод М. Левина
Это путешествие затрагивает мрачный эпизод моего недавнего прошлого.
Оно связано со смертельным ужасом, который мы все разделяем: безумием,
которое захлестывает нас, когда мы. в очередной раз сталкиваемся со
скудоумными головорезами и бессовестными грабителями, оскверняющими своим
существованием мир - от наглых, поли- тиканов, манипулирующих нашими
жизнями ради личной выгоды, до строителей-подрядчиков, сулящих безупречное
качество и сдающих вам дом с протекающей крышей.
И наступает момент, когда вас охватывает слепая ярость. "Ну почему я?!
- вырывается из вас вопль. - Я не обманываю людей, я делаю свое дело честно
и тщательно... так почему же этим подонкам дозволяется жить и процветать?*
Что ж, на это я могу ответить словами польского поэта Эдуарда
Яшинского: "Опасайтесь не врагов, ибо они могут лишь убить вас; опасайтесь
не друзей, ибо они могут лишь предать вас. Бойтесь равнодушных, которые
позволяют убийцам и предателям разгуливать по земле в безопасности".
Во времена моего отрочества был популярен роман под названием "Да
рассудят ее небесам. Я давно забыл, о чем повествовал сам роман, но его
название - цитата из Библии - осталось в памяти. Я не верю в существование
так называемого "божественного возмездия". Вселенная не является ни
злобной, ни дружественной. Она просто существует и слишком занята
поддержанием собственного равновесия, чтобы уравновешивать чаши весов, если
какой-нибудь подлец обвел вас вокруг пальца. Я твердо придерживаюсь той
философии, что возмездие человек должен осуществлять сам.
Но если суд не в состоянии восстановить справедливость, не следует
собирать толпу для линчевания, потому что это вынуждает вас стать столь же
злобным, как и те, кто втоптали вас в грязь. Вместо этого спустите на них с
поводка основные, первобытные силы. Они вломятся в жизнь обидчиков и так ее
истопчут, что запомнится надолго.
Напишите рассказ, и пусть их прикончит мощь коллективного сознания!
Уильям Шлейхман произносил свою фамилию как "Шляйхманн", но многие из
тех несчастных, которым он делал ремонт, называли его не иначе, как
"Шлюхман".
Он спроектировал и построил новую ванную для гостей в доме Фреда
Толливера. Толливеру было чуть за шестьдесят, он только что вышел на пенсию
после долгой активной жизни студийного музыканта и имел глупость верить,
что пятнадцать тысяч годовой ренты обеспечат ему комфорт. Шлейхман же
наплевал на все исходные спецификации, подсунул дешевые материалы вместо
полагавшихся по правилам, провел дешевые японские трубы вместо
гальванизированных или труб из напряженных пластиков, срезал расходы на
труд, нанимая нелегальных иммигрантов и заставляя их работать от зари до
зари - словом, нахалтурил, как только мог. Это было первой ошибкой.
И за весь этот кошмар он еще содрал с Фреда Толливера лишних девять
тысяч долларов. Это была вторая ошибка.
Фред Толливер позвонил Уильяму Шлейхману. Он говорил очень мягко, чуть
ли не извиняясь - настоящий джентльмен никогда не позволяет себе выразить
досаду или гнев. Он ограничился вежливой просьбой к Уильяму Шлейхману:
прийти и исправить работу.
Шлейхман расхохотался прямо в телефонную трубку, а потом сообщил
Толливеру, что контракт выполнен до последней буквы и ничего больше
делаться не будет. Это была третья ошибка.
То, что сказал Шлейхман, было правдой. Инспекторов подмазали, и работа
была принята законным образом согласно строительным кодексам. Перед законом
Шлейх



Назад