0bc287a7

Эллисон Харлан - Эротофобия



Харлан ЭЛЛИСОН
ЭРОТОФОБИЯ
- Все началось еще с моей матери, - с отвращением произнося каждое
слово начал свой рассказ Нейт Клейзер. Брр, и чего только стоит вспоминать
об этой мерзости! Мало того, что сейчас он был на приеме у психиатра, мало
того, что его уложили на ярко-зеленую кушетку, мало того, что он страдал
от естественной для каждого мужчины неловкости, но ему еще приходилось все
рассказывать, задыхаясь от нахлынувших чувств, врачу-женщине, и, вдобавок,
начинать рассказ со своей матери.
- А часто ли вы... ну... сами с собой? - спросила врач Фелиция
Бреммер, выпускница Шпицбергеновского Колледжа Психологических Проблем.
- Да не нужно мне это! В том-то и дело. - У него опять возникла боль
в голове, где-то в глубине за правым глазом. Пальцы левой руки зажили свой
жизнью, независимой от его воли, и заскребли по зеленой кушетке.
- Давайте еще раз вернемся к Вашему рассказу, - попросила доктор
Бреммер. - У меня нет полной уверенности в том, что я Вас правильно
поняла.
- Ну, хорошо. Вот, к примеру, - он попытался встать, но она твердо
положила свою мягкую руку ему на грудь и он был вынужден продолжать лежа.
- Вы известны как специалист по проблемам сходным с моей, ну скажем,
имеющим отношение к сексу, так? Прекрасно! И только для того, чтобы
увидеться с вами, я беру билет на самолет и лечу из Торонто в Чикаго. В
самолете находятся две приятные девочки, стюардессы. Сразу же одна из них,
Крисси, фамилию не помню, начинает предлагать мне всякие подушечки, разную
вкуснятину, а ее напарница, Лора Ли, приносит большой бокал шампанского. И
все это только мне, и больше никому ничего! А потом, наклоняясь к моему
столику, чтобы поставить бокал, одна из них еще исхитрилась укусить меня
за ухо. Через десять минут они уже дрались из-за меня на кухне, а
пассажиры в это время вовсю нажимали на кнопки вызова, но абсолютно
безрезультатно. Девочки все же появились через некоторое время, но только
затем, чтобы спросить, какой бифштекс я предпочитаю, с кровью или хорошо
прожаренный, а заодно предложить мне мятные конфетки... это в самом деле
крайне неловкая ситуация.
И в том же духе продолжается весь этот дурацкий полет. Девочки уже
готовы пустить в ход кислородные маски и придушить друг друга шлангами,
только из-за того, чтобы просто выяснить кто же из них двоих останется со
мной в Чикаго. Я уже не чаю выбраться живым из этого проклятого самолета.
Самолет идет на посадку, девочки так никого и не обслужили, и, конечно
пассажиры рады бы давно меня прикончить, если бы только не одно "но" - они
все уже давно меня любят, и я знаю точно, что без борьбы по трапу я не
спущусь.
Но меня спас маленький негритенок, который летел со своей мамой и
подмигивал мне всю дорогу. Он им обблевал и кресло и проход, и все на
свете... Так вот, пока они засыпали это хозяйство молотым кофе, чтоб не
пахло, я тихонько улизнул.
Доктор Бреммер медленно покачала головой:
- Какой ужас! Просто ужасно!
- Ужасно?! Да, это страшно, черт возьми! Я к вашему сведению, вообще
живу в постоянном страхе, что когда-нибудь они меня залюбят досмерти!
- Ну, - сказала доктор Бреммер, - а может Вы все же немного, совсем
чуть-чуть, драматизируете события?
- Что это Вы делаете?
- Ничего, мистер Клейзер, совершенно ничего. Попробуйте
сосредоточиться на Вашей проблеме.
- Сосредоточится? Вы шутите, я и так ни о чем другом думать не могу.
Хорошо хоть что я зарабатываю на жизнь карикатурой - работу можно высылать
почтой, если бы только мне приходилось вы



Назад