0bc287a7

Эллисон Харлан - 'мне Жаль, Арлекин !' - Сказал Часовщик



ХАРЛАН ЭЛЛИСОН
"МНЕ ЖАЛЬ, АРЛЕКИН!" - СКАЗАЛ ЧАСОВЩИК
Фантастический рассказ
Всем, постоянно спрашивающим: "о
чем это?", жаждущим точного
указания, где все это происхо-
дит.
"Итак, огромная масса людей служит госу-
дарству. Скорее всего, они не люди, а че-
ловекоподобные механизмы. Они - это регу-
лярная армия, милиция, тюремщики и про-
чие. Не стоит их осуждать или жалеть. Их
уровень - уровень дерева, земли, камня,
единственное, на что они годятся - прис-
луживать. Это - инертная масса, и отдель-
ный человек в ней ценится так же, как пе-
регоревшая лампочка. У них такое же чувс-
тво собственного достоинства, как у лоша-
дей или собак. И тем не менее, они счита-
ются добропорядочными гражданами. Осталь-
ные - многочисленные законодатели, поли-
тиканы, юристы, владельцы контор - служат
государству, главным образом, своими моз-
гами и мораль их одинакова. Они могут
служить и богу и дьяволу совершенно спо-
койно. И очень мало героев, патриотов,
мучеников, реформаторов - действительно
великих людей - пытаюся служить государс-
тву по совести, вызывая этим недовольство
основной массы, которая видит в них своих
врагов".
Генри Дэвид Торо
"ГРАЖДАНСКОЕ НЕПОВИНОВЕНИЕ".
Это и есть сюжет. се начнется с середины, позже узнаем,
как все началось, а конец последует в конце.
се так и было. Это был прекрасный мир, как утверждали,
заслуживающий внимания того, КТО БЕЗОСТАНОВОЧНО СОХРАНЯЛ МА-
ШИННУЮ ФУНКЦИОНАЛЬНОСТЬ, подливая лучшую смазку на сегменты
и рычаги цивилизации. Но тут появился несогласный, герой,
постепенно приобретающий популярность. Бюрократы не спешили
разделаться с этим "эмоционально беспокойным элементом из
простого народа". Вместо этого они попытались возложить дан-
ную проблему на Часовщика и его механизмы закона.
Но проблема оставалась реальной, и никто не мог предс-
казать, как развернутся события дальше. Это напоминало давно
позабытую болезнь, которая внезапно вспыхнула в серед, где
иммунитет к ней давно утерян. И эта болезнь обрела реальное
воплощение.
Она воплотилась в л и ч н о с т ь, чего не случалось на
протяжении уже многих десятилетий. Но это произошло и вызва-
ло серьезные опасения. В определенных кругах среднего уровня
обо всем этом думали с негодованием. Вульгарная бравада.
Анархия. Позор. Другие ничего не думали, только посмеива-
лись. Это происходило там, где мысли подчинялись традициям,
условностям и тонким формальностям. Но если спуститься ниже,
да, если опуститься на тот уровень, где люди постоянно нуж-
дались в святых и грешниках, жаждали героев и злодеев так
же, как хлеба и зрелищ... О, там его считали Наполеоном, Бо-
ливаом, Робин Гудом - асом из асов, Иисусом, Йомо Кеньятто.
Верхушка воспринимала его, как катастрофу, стихийное
бедствие, при котором каждый спасает свое имущество сам. Его
называли опасным еретиком, бунтовщиком без чести и совести.
Его знали все - низы общества и высшие классы, но отреагиро-
вали имено верха. Самые высокие инстанции.
Они направили эого смутьяна с картой времени и кардиоп-
ластиной в офис Часовщика.
Часовщик - довольно высокий (выше шести футов роста) и
неразговорчивый мужчина. Когда дела идут в соответствии со
временем, он любит что-то невнятно мурлыкать себе под нос.
Даже в тех группах общества, где страх был постоянным,
все называли его Часовщиком. Никто и никогда не называл его
по имени - его называли по м а с к е.
Вы не произносите ненавистное имя, потому что этот че-
ловек под маской способен о т м е н и т ь ми



Назад