0bc287a7

Эллисон Харлан - Нью-Йорский Обзор Берда



ХАРЛАН ЭЛЛИСОН
НЬЮ-ЙОРКСКИЙ ОБЗОР БЕРДА
перевод В. Гольдича, И. Оганесовой
"Берд, Берд! Только о нем и слышу, от вас, зануд! Берд!.. Мне
абсолютно наплевать, кто он такой и где прячется! В великом городе
Нью-Йорке линчевателям нет места; я найду вашего проклятого Берда, и не
имеет значения, где он укрывается! Мои люди и я, весь наш проклятый
департамент и в самом деле ищет этого чертового Берда двадцать четыре часа
в день! Увольнительные отменены, созданы специальные отряды, наши люди
вышли на улицы, они отслеживают любую возможность, любой намек, любой след!
Мы ожидаем ареста в течение ближайших двенадцати часов! Самое позднее через
двадцать четыре часа! Тридцать шесть часов, в самом крайнем случае, при
самых неблагоприятных обстоятельствах! Можете меня цитировать! Видит Бог,
пора уже научиться правильно писать мое имя в ваших треклятых газетах! Оно
звучит Пфлокейн, а не "Фаллопиан"! А теперь валите отсюда к дьяволу, в морг
- там вы сможете еще раз снять усопшего издателя, если вам это доставит
удовольствие; дайте мне, наконец, заняться делом! Я поймаю этого
Кордвайнера Берда за шиворот не позднее чем через пятьдесят два часа, и
можете меня цитировать!"
Выдержки из интервью с шефом полиции Нью-Йорка Ирвингом. Л.
Фаллопианом;
"Нью-Йорк Таимс;
29 января. 1976 года
- Ах ты бедняжка, - проворковала женщина с серебристо-голубыми
волосами. - Артур, дай ему доллар.
Упитанный джентльмен, одетый в кашемировое пальто с широким поясом и
каракулевую шапку-пирожок, неловко попытался переложить гору пакетов из
одной руки в другую, с трудом освободил левую и полез в карман брюк.
- Поторопись, Артур, - сказала женщина, - снег идет.
Мужчина посмотрел на нее с некоторым раздражением. Конечно, снег идет.
Большие, влажные хлопья покрывают Пятую авеню белым ковром, а это значит -
и тут не может быть сомнений, - что к утру здесь упадет ровно полторы
тысячи пешеходов, да к тому же еще и больно расшибут себе разные места.
Конечно, снег идет!
Это и было одной из причин, по которой женщина с серебристо-голубыми
волосами остановилась перед несчастным существом, застывшим у края
тротуара. Оно выглядело таким жалким! Маленький человечек в карикатурном
кожаном жилете, промокших старых брюках и сандалиях. Без рубашки, без
пальто, без шапки и даже без носков! Его очки запотели, а на носу выросла
маленькая горка тающего снега. Он был похож на нищего. С точки зрения
женщины с серебристоголубыми волосами.
Достойный, упитанный джентльмен продолжал жонглировать пакетами,
пытаясь достать доллар. Такси с шумом разбрызгивали мокрый снег - пожалуй,
это было единственным, что шумело на Пятой авеню. Никто не жал на клаксоны,
не выли сирены, не стучали отбойные молотки, не свистели полицейские, даже
разговоров не было слышно; алюминиевое небо низко нависло над городом,
заглушая все звуки.
И в этой тишине вдруг раздался голос жалкого существа:
- Мадам, почему бы вам не прихватить своего толстозадого мужа, свою
чудовищную прическу и плоды Национального Продукта, не говоря уже о
заработанном сомнительным путем долларе, который он пытается вытащить из
своего тучного брюха, и не засунуть их куда следует - что, без всякого
сомнения, доставит вам море удовольствия. А потом, если вы тщательно
подожжете их, то обеспечите себе вертикальный взлет. Короче, идите отсюда к
дьяволу, а не то я одним ударом запущу вас в витрину вот этого книжного
маазина.
Магазин, о котором упоминало существо, назывался "Брентано".
И хотя у людей всего по



Назад