0bc287a7

Эллисон Харлан - После Боя



ХАРЛАН ЭЛЛИСОН
ПОСЛЕ БОЯ
Фантастический рассказ
С У Б Б О Т А
Первый луч "дня" появился над Сектором Коперник в пять
часов сорок пять минут и семь секунд.
Командир батареи на линии Белых был человеком добросо-
вестным. Его артиллерийский удар оборвал кофепитие Черных,
которые надеялись подлить его хотя бы до пяти пятидесяти.
Когда система быстрого оповещения под находившимся наготове
куполом пронзительно заверещала - звуковая трансформация
уловленного сигнала, что залп произведен, - Черные с нескры-
ваемой досадой переглянулись и отшвырнули свои питьевые со-
суды.
- Веселенький спорт! - пробормотал кто-то.
Окружающие поглядели на него и рассмеялись: явно зеле-
ный офицерик, прямиком из Академии.
Один из ветеранов, в экипировке еще тех времен, когда
Черные делились на Черных Первых и Черных Вторых - пока их
не объединили, - глухо фыркнул.
Потом он начал ставить на место пузырь шлема ваку-
ум-скафандра, но перед тем, как захлопнулся пластколпак,
невнятно произнес:
- Милый, тебе бы сюда, когда Белыми командовал один че-
роки... Имя у него было Молотые Кости или что-то в том же
роде, а уж до крови он был сам не свой. Тогда бы ты был на
линии уже в пять. В те времена он заставлял их бегать как
следует, прямо ад творился, когда он брался за дело.
Он снова фыркнул, и несколько других офицеров согласно
кивнули.
Молоденький лейтенант, которого он назвал "милым", по-
вернулся и с интересом взглянул на говорившего.
- И как вы ухитрились его убить? Обстрел целый день с
двойной нагрузкой? Передовым отрядом через кратеры?
- Нет, - равнодушно произнес ветеран, подмигивая друзь-
ям. - Еще проще.
Внимание лейтенанта было поймано, как в капкан.
- Подождали, пока он вернется домой, а там банда голо-
ворезов всадила ему нож в глотку. Просто и быстро. На следу-
ющий день мы пили свой кофе без опасений.
Юнец замер. Лицо его постепенно превратилось в маску
недоверия и ужаса.
- Вы хотите сказать... Да перестаньте же, вы это н е -
с е р ь е з н о!
Ветеран холодно глянул на него.
- Сынок, ты ведь з н а е ш ь, что я серьезно.
Он опустил вниз защелки на шлеме, обрывая тем самым
разговор.
Однако, лейтенант продолжал протестовать. Он стоял в
центре купола, держа шлем под мышкой, театральным жестом вы-
тянув свободную руку к куполообразному потолку, и бормотал:
- Но это же незаконно! Когда объявили Луну полем боя,
то в этом был смысл, я полагаю, а что толку разыгрывать на
ней битвы, если мы начинаем убивать друг друга дома, и мне
кажется...
- Ах, да заткнись ты, будь добр, ради всего святого! -
произнес высокий, сухопарый майор со следом лучевого ожога,
отвратительно изуродовавшего его челюсть. - Это вовсе не
война, ты, юный кривляка! Это работа тех типов, которые сто-
ял слишком близко к власти и борются за нее. Все, чему учили
тебя в Академии, было миленьким и приятненьким, но пришла
пора повзрослеть. Поработай-ка своей головой. То, что тебе
вдалбливали, не всегда применимо здесь. Если кто-нибудь
слишком часто шляется по пшеничным полям, ему грозит участь
очутиться в вырытой для него яме. Тот индеец провалился в
одну из таких, вот и все дела.
Майор отвернулся, защелкнул шлем и присоединился к
группе остальных офицеров линии возле выходного шлюза. Моло-
дой лейтенант стоял в одиночестве, наблюдая за ними, продол-
жая что-то бормотать. Остальные были связаны меж собой толь-
ко через интерком и потому не слышали, что он говорит.
- Но война же... Говорят, что нам не следует больше
пачкать Землю. Во



Назад