0bc287a7

Эллисон Харлан - Прислушайтесь



Харлан ЭЛЛИСОН
ПРИСЛУШАЙТЕСЬ
Эту историю можно было начать по-разному:
Вначале я собирался так:
Утром во вторник я обнаружил, что перестал существовать. Но подумав
немного, я решил остановиться на следующем:
Это мой страшный рассказ.
Пожалуй, так оно лучше. Но поразмыслив еще какое-то время об этом
(можете _м_н_е_ поверить, теперь у меня есть _ч_е_р_т_о_в_с_к_и_ много
времени для размышлений), я понял, что оба эти варианта страдают излишним
мелодраматизмом и, если я хочу пробудить у слушателей веру, понимание и
все такое, то лучше всего начать с самого начала, рассказать о всем, что
произошло со мной за последнее время вплоть до текущего момента и только
затем уже объявить о моем предложении. Тогда пускай каждый из вас и решит
для себя.
Вы прислушались?
Наверное, во всем виноваты мои гены. Или хромосомы. Так или иначе
комбинация то ли тех, то ли других привела к тому, что на божий свет
появился я - прототип Каспера Милкветоста. В том, что виноваты именно они,
гены то есть, я не сомневаюсь. Так вот. Год назад, одним мартовским утром
- кажется, это был вторник - я проснулся и понял, что во мне что-то
изменилось. Мне сорок семь лет, я уже начал лысеть, зрение у меня пока еще
хорошее и очки я надеваю только для чтения. У меня своя отдельная спальня,
у жены Альмы тоже; сплю я всегда в длинной пижаме, в основном из-за того,
что имею привычку быстро простужаться.
У меня всего одна особенность - моя фамилия. Меня зовут Винсоки.
Альберт Винсоки.
Ну, знаете, как в той известной песенке...
"Вкалывай, Винсоки. Ты сможешь победить, Винсоки, только если будешь
вкалывать..." В свое время меня все время дразнили по этому поводу, но
из-за своего мягкого характера я никогда не обижался, и вместо того, чтобы
возненавидеть ее всем сердцем, сделал своего рода собственным гимном.
Поэтому, если я что-то и насвистываю, то только ее.
В общем так...
В то утро я проснулся, как обычно встал и быстро оделся. Было слишком
холодно, чтобы принимать душ, поэтому я просто слегка сполоснул водой лицо
и руки. Когда я спускался вниз по лестнице, персидская кошка моей жены -
Жашу - прошмыгнула мимо меня. Жашу-кошка с характером и никогда раньше не
относилась ко мне с пренебрежением. Хотя, надо сказать животное было
сообразительным и умела делать вид, что оно меня не замечает. Но в то
памятное утро она просто проскользнула между моих ног, даже ни мяукнув,
более того - даже не фыркнув. Это было довольно необычно, но, впрочем,
ничего сверхъестественного.
Это было только начало, первая демонстрация того, что мне было
уготованно.
Я вошел в комнату и увидел, как Альма кладет на ручку софы свежую
газету. Она это исправно делает уже двадцать семь лет. Я подобрал ее,
проходя мимо, и направился в столовую.
Там меня ждал традиционный стакан апельсинового сока. Рядом на кухне
была слышна возня жены. По-обыкновению она что-то ворчала вполголоса.
Боюсь, это одна из самых неприятных привычек моей жены. В душе она добрая,
любящая женщина, но почему-то всегда ворчит, если раздражена. Никакой
брани, побойтесь бога, но на грани с непристойностью, так что все эти
бу-бу-бу изрядно надоедают. И она скорее всего _з_н_а_е_т_, что я это
терпеть не могу, а может и нет, я не уверен. Но не думаю, что Альму особо
волнует, нравится мне это или нет.
В общем, она была не в настроении, поэтому я просто крикнул ей: -
Дорогая, я уже встал и сижу внизу. Доброе утро, - и спокойно продолжил
читать газету, время от времени попивая сок. Все, как обычно.
В



Назад