0bc287a7

Эллисон Харлан - Пылающее Небо



Харлан ЭЛЛИСОН
ПЫЛАЮЩЕЕ НЕБО
Они падали с неба, пылая, и гибли тысячами. Их крики звенели у нас в
головах, и, спасаясь от этих звуков, люди бежали, ища спасение, но
спасения не было ни для кого из нас. Небо полыхало смертью. Ужасно и
невероятно, но... они не были людьми.
Все началось поздно вечером. Сначала в ночи сверкнула искорка. Затем,
задолго до того как она погасла, загорелась другая, еще одна... Все небо
превратилось в выставку драгоценностей, оно переливалось бесчисленными
опалами.
Я смотрел с крыши обсерватории и видел их всех - крохотные
бриллиантовые иглы, хлынувшие вниз, словно огненный дождь. И сразу же я
инстинктивно почувствовал* происходит нечто важное. Важное не в смысле
важности пятидюймового пластикохромового покрытия на стабилизаторе твоего
нового коптера, важное не так, как важна, например, война, но важное как
процесс познания вселенной. И я знал - то же происходит по всей Земле!
Сомнений не оставалось. Они падали по всему небосводу, до самого
горизонта... И пылали... Но небо не становилось светлее. Все выглядело
так, словно на небе вспыхнули миллионы новых звезд, каждая из которых жила
не дольше секунды.
Я наблюдал за происходящим, пока меня не окликнул Порталес:
- Френк! Френк, спускайся-ка... Это же фантастика!
Я слетел по винтовой лестнице под купол обсерватории и увидел
Порталеса, сгорбившегося над окуляром телескопа. Он колотил кулаком по
коробке верньерной настройки. Похоже, он делал это инстинктивно.
Я оттолкнул его в сторону и проскользнул на место наблюдателя.
Телескоп был нацелен на Марс. Небо Марса тоже горело. Такие же отблески
света, та же пиротехника - огоньки, спиралями скользящие вниз. Целый вечер
мы изучали красную планету, и я совершенно четко видел, как светлело и
темнело небо по всему лику планеты.
- Позвони Бикелу в Вильсон, - попросил я Порталеса. - Спроси насчет
Венеры.
Я услышал, как Порталес набирает номер, и прислушался к его разговору
с Ароном Бикелом из обсерватории на горе Вильяме. Я видел мерцающие
отблески с экрана видеофона, когда те пробегали по полированной
поверхности телескопа, и, не поворачиваясь, уже знал ответ.
- То же самое, - резко бросил Порталес, словно подначивая меня
подпрыгнуть от такого ответа. Но я и не подумал огрызнуться. Последние три
года, исполняя обязанности директора обсерватории, он постоянно портил мне
жизнь, так что я привык к его враждебному отношению ко мне. Это
безнадежно, как бы я не ухищрялся порой поставить его на место.
Еще немного понаблюдав, я собрался домой. Спустившись по ступенькам,
я принялся крутить ручки настройки моего коротковолнового автомобильного
приемничка, надеясь узнать, что говорят в Токио или Йоханненсбурге. Но я
не смог поймать никакого сообщения о феномене, хотя был уверен, что все
люди, где бы они не находились, видели то же самое.
Тогда я вернулся в купол, чтобы изменить настройку телескопа.
Переспорив Порталеса, я опустил телескоп так, чтобы получить четкое
изображение внутри атмосферного слоя. Нацелившись на горизонт, я сперва
никак не мог поймать космических странников до того, как они вспыхивали.
Тогда, сменив объектив, включил фотоаппаратуру. Остановив следящий
механизм, я принялся снимать происходящее в небесах. Я исходил из того,
что наводнившие небо объекты неизбежно, хоть однажды до вспышки попадут в
объектив.
Затем я отправился домой и вновь включил приемник. Проведя с ним пару
часов, я даже умудрился поймать программу новостей из Швейцарии. Конечно,
я оказался пр



Назад