0bc287a7

Эллисон Харлан - Спит - И Руки Недвижны



ХАРЛАН ЭЛЛИСОН
СПИТ - И РУКИ НЕДВИЖНЫ
Под Саргассовым морем - Спящий.
В ожидании общего завтра - Лин и Лорайн.
На Земле - мир. Целое море мира.
И Эбботт, намеренный зачеркнуть шесть столетий.
Армия Лина, затемненная и готовая к кровавому бою, несется к той точке
на карте, куда шестью столетиями раньше поместили Спящего. Внутри боевой
машины, извлеченной из Смитсоновского музея, услышав сигнал тревоги от
слежака, Эбботт резко повернулся к приборной доске. На какой-то миг в
отполированной переборке отразилось лицо - его, Эбботта, лицо. Загар,
веснушки, сверкающие глаза, внушительный нос- Все на месте.
- Блокировка! - приказал он первому офицеру.
Первый коснулся ладонью трех громадных кнопок на приборной доске.
Экран сканера ожил - из зеленого сумрака и илистой мглы Саргассов вдруг
вынырнул яркий силуэт устаревшего, но мощного подводного глиссера. Глиссер
спускался прямо за ними.
- Показания! - потребовал Эбботт. - По курсу - снесет нам нос.
- Когда?
- Через... минуты полторы.
Эбботт треснул кулаком по краю приборной доски. Впервые с тех пор, как
они выскользнули из того места, что когда-то было базой подлодок Пенсаколы,
он пришел в неописуемую ярость. Эбботта взбесила сама возможность того, что
они могут не добраться до Спящего, могут не отключить его первыми, могут
уступить армии Лорайна право толкнуть мир к войне.
Наконец командующий армией Лина обратился ко всем шестерым офицерам:
- Первый остается у сканера. Остальные за мной.
Потом Эбботт опустился в ванну с желе и закрыл глаза. Другие пять
членов команды последовали его примеру повернули кресла к ваннам и дружно
заскользили в обволакивающее желтовато-зеленое вещество.
Командир тут же почувствовал, как его сознание связывается с разумами
всех пяти подчиненных. Выстроив их позади своего фокуса и держа силу
наготове, он аккуратно и тихо принялся зондировать линию к глиссеру и армии
Лорайна- Прозондировав до критической точки, оставил зонд и метну лея
обратно к своему фокусу. А потом, собрав мощь пятерых своих офицеров в
единый кулак, снова ринулся к зонду - и ударил! Со всего ходу сокрушительно
и незримо ударил в критическую точку!
А находилась эта критическая точка в голове одного из людей Лорайна.
Стоило ментальному силовому лучу ударить, мигом опаляя офицеру череп,
выжигая ему глаза, как командующий армией Лорайна выставил ментальный
барьер и обволок им весь экипаж. Причем весьма вовремя.
Выжженный труп так и остался стоять. Из пустых глазниц бешено хлестала
энергия - рвалась наружу и трещала на весь глиссер. Силовой луч
эбботтовского сознания, усиленный пятью офицерскими, неистовым пламенем
пылал из головы мертвеца. Труп дергался от бушевавшей в нем энергии -
нелепо размахивал руками и пританцовывал. -Бурлящая смертоносным зарядом
голова свободно подпрыгивала над туловищем - жгла и обугливала.
Защищенные ментальным барьером люди Лорайна в ужасе смотрели на
останки своего товарища. Командующий армией Лорайна отвернулся. Потом с
трудом сглотнул. Наконец через силу обратился к подчиненным:
- Закорачивайтесь на меня. Остановим.
Живых в глиссере оставалось восемь. Сознания их слились и коротнули
силовой луч. Пустой череп трупа вдруг упал на пол. В кабине еще сильнее
завоняло горелым мясом. Один из офицеров поперхнулся.
- Эй, там! Держаться! - одернул его командир - и вся ментальная сила
отставшего устремилась в общий котел.
Командир попытался проследовать к фокусу вражеского силового луча, но
Эбботт уже успел замести следы - нанес



Назад