0bc287a7

Эллисон Харлан - Только Стоячие Места



ХАРЛАН ЭЛЛИСОН
ТОЛЬКО СТОЯЧИЕ МЕСТА
перевод М. Гутова
Барт Честер шел по Бродвею, когда невесть откуда материализовалось
нечто фантастическое.
Это произошло, когда он терпеливо уговаривал свою спутницу:
- Клянусь Господом, Элоиза, если мы зайдем ко мне, то только на
разочек, один-единственный, честно, а потом сразу же в театр.
Барт Честер сознавал, что в тот вечер поход в театр мог и не
состояться, главным образом потому, что в тот вечер не было денег, но
Элоиза об этом не знала. Она была славная девушка, и Барт не хотел
развращать ее роскошью.
Он прикидывал, сколько потребуется, чтобы отвлечь мысли Элоизы от
театра и настроить ее на более приземленный лад, когда раздался вой. Будто
тысячи генераторов взвыли на пределе своей мощности, звук перевалился через
каменные стены Таймс-сквер, подавил шум Бродвея, заставил людей поднять
глаза и закрутить головами.
Барт Честер оказался одним из первых,, кому довелось увидеть, как оно
пришло в мир. Воздух порозовел и завибрировал, словно разогретый невидимой
молнией. Затем воздух потек как вода. Было ли это обманом зрения или нет,
но воздух потек как вода.
Лукавый блеск погас в глазах Барта Честера, и "разочка" с Элоизой так
и не получилось. Он отвернулся от чарующей прелести девушки, неведомым
образом почувствовав, что в том, что сейчас случится, найдется место и ему.
Должно быть, подобное чувствовали и другие - движение на тротуарах
остановилось, люди таращились в вечернюю темноту.
Пришествие свершилось быстро. Из дрожащего воздуха, как призрак из
тумана, начала вырисовываться форма. Длинная, цилиндрическая,
ослепительная, с протуберанцами. Прямо над Таймс-сквер.
Барт отскочил на три шага, стараясь получше разглядеть сияющие
неоновым блеском причудливые очертания. Вокруг него толкались люди, и
вскоре образовалась небольшая толпа, словно Барт послужил катализатором
неведомой химической реакции.
Штуковина (за годы, проведенные в шоу-бизнесе, Барт Честер научился
мгновенно давать точные определения) висела на невидимых тросах, словно
чего-то ожидая. Возвышалась на добрых десять футов над самым высоким
зданием Бродвея, а длина ее превышала девятьсот футов. Она зависла над
островком безопасности, разделяющим Бродвей и Седьмую авеню. Гладкий
цилиндрообразный корпус переливался миллионами огоньков. Прямо на глазах в
цельном с виду корпусе образовалось круглое отверстие, из которого возникла
плоская тарелка. В ней было множество дырок, и из них, спустя мгновение,
показались тысячи трубочек. Они принялись энергично всасывать воздух.
На детскую доверчивость наложились газетные статьи последних лет, и
Честер вдруг понял, что не ошибся в первоначальном предположении: они
действительно берут атмосферные пробы! Пытаются определить, можно ли здесь
жить!
Едва он успел осмыслить увиденное, как его потрясла следующая мысль:
значит, это - космический корабль! Корабль... с другой планеты! Другой
планеты?..
Прошло уже много месяцев с тех пор, как разорился цирк братьев Эмери,
в котором Барту удавалось хоть что-то заработать. Прошло много месяцев с
тех пор, как Барт последний раз заплатил за квартиру, и почти столько же с
того времени, как он ел три раза в течение двадцати четырех часов. Барт
отчаянно ждал перемен. Любых перемен!
Кровь бешено застучала в висках, с радостью прирожденного постановщика
он подумал: "Господи, вот это будет аттракцион! Контракты. Воздушные шары с
рекламой: "Сувениры из космоса!" Воздушная кукуруза, крекеры, бинокли,
флаги! Еда! Хотдо



Назад