0bc287a7

Эллисон Харлан - Требуется Лишь Немного Веры



Харлан Элисон
Требуется лишь немного веры
Перевел с английского Михаил ЧЕРНЯЕВ
Прижавшись спиной к скале, Нивен ощупывал кончиками пальцев
растрескавшуюся поверхность камня. Стена, похоже, делала изгиб. Нивен молил,
чтобы удалось обогнуть котел, куда он попал, иначе - конец. Покойник - и
точка. Кентавр приблизился еще на несколько футов, подняв тучу красной пыли.
Его золотые копыта сделались темно-малиновыми. Получеловек-полуконь из
прочитанных в детстве мифов, как он очутился здесь?
Маленькие глазки-буравчики кентавра были такого же красного цвета, как и
земля, которую он топтал от нетерпения. Неожиданно Нивену почудилось, что лицо
кентавра похоже на лицо Джона Бэрримура. Как две капли воды. Только крошечные
глазки, красные и злобные, портили сходство. В них светилась незнакомая
ярость.
Невероятным образом Нивен, человек без особых талантов и достоинств, был
переброшен в некое... место? время? континуум? (но Земля ли это вообще?), где
до сих пор бродят кентавры. Один из них сможет наконец выместить веками
копившуюся ненависть на представителе расы, в свое время вытеснившей кентавров
с привычных мест обитания. Настал день расплаты с Homo sapiens.
Нивен медленно продвигался вперед, не отрывая спины от скалы. Одной рукой
он продолжал ощупывать каменный выступ, с которого осыпались сухие крошки
глины, а другой - размахивать сучковатой увесистой палкой. Когда Нивен на
момент опустил свое оружие - слишком было тяжело, - кентавр прыгнул. Нивен
успел развернуться вполоборота и что есть силы снова замахал дубиной. Кентавр
резко затормозил, пропахав копытами глубокие борозды в сухом грунте и замер в
двух футах от крутящейся, как пропеллер, палки. Нивен, не прекращая вращать
ее, повернулся к стене боком и со всего маху ударил дубиной по скале - дерево
разлетелось на куски.
Кентавр удовлетворенно фыркнул.
Нивен мгновенно покрылся липким потом. От сильного удара его хорошенько
тряхнуло, а левая рука тотчас потеряла чувствительность и онемела. Однако в
скале открывался проход, которого он, стоя спиной, прежде не замечал. А вместе
с проходом появилась и робкая надежда остаться в живых. Когда кентавр
приготовился к последнему прыжку, намереваясь раздавить своим огромным телом
ничтожного человечишку, Нивен боком протиснулся в узкую щель и очутился внутри
горы. Не раздумывая ни секунды, он повернулся спиной к входу и понесся что
было сил во мрак пещеры. Бледно-голубой свет, и так неяркий из-за завесы
плавающей в воздухе мелкой пыли, бледнел все больше и наконец угас совсем, как
только Нивен свернул вбок. В кромешной тьме абсолютно ничего не было видно,
разве что мерцали перед глазами крошечные искорки.
И тут вдруг до Нивена дошло, что свет, от которого он убегал, - те самые
обрывки голубизны и трупная желтизна неба - не имели ничего общего с цветом
небес всех известных ему на земле мест. Но в этот самый момент Нивен
споткнулся о каменный выступ и, кувыркаясь, полетел в бездонную пропасть. Он
пытался ухватиться за что-нибудь, но натыкался лишь на невидимую стену из
гладкого камня, сырую и холодную. В этих бесплодных попытках он содрал кожу с
кончиков пальцев, но словно не ощущал боли. Всплеск воды, в которую, едва не
сломав себе спину и шею, врезался Нивен, заглушил его пронзительный крик.
Он погружался в черную бездну. Рот был заполнен вонючей мерзостью,
сомкнувшиеся воды утягивали в погребальный холод тело своей жертвы.
Воспоминания, не встречая преград, хлынули в незащищенный никакими
барьерами разум.



Назад