0bc287a7

Элмор Леонард - Ромовый Пунш



ЭЛМОР ЛЕОНАРД
РОМОВЫЙ ПУНШ
Перевод Е.Ивановой
Посвящается Джеки, Кэрол и Ларри
1
Утром в воскресенье Орделл повел Луиса смотреть шествие, устроенное
белыми националистами в самом центре Пальм-Бич.
- Молодняк! Фашисты бритоголовые, - комментировал Орделл. - Вон,
гляди, среди них есть даже девки. И туда же: вышагивают тут вместе со
всеми. Представляешь? А сейчас идут ребята из "Клана". Что-то их сегодня не
слишком много. Кое-кто вырядился в зеленое; мода это у них теперь такая
весенняя, что ли. За ними, похоже, пристроились несколько "Рокеров за
расизм"; здесь их знают больше как "Рыцарей Дикси". Нужно пройти вперед.
Давай-ка начнем пробираться, - велел он, увлекая Луиса за собой.
- Я тут тебе хотел одного мужика показать. Мне сказали, что их ребята
собираются пройти по Саут-Каунти и устроить митинг на ступенях у фонтана
перед зданием муниципалитета. Ты когда-нибудь видел, чтобы вокруг было
столько полицейских? Ну да, в общем-то, не сомневаюсь, что видел. Но все
равно, глянь, сколько их сюда набежало. Тоже блюдут тут свой интерес:
заранее надели шлемы и вооружились дубинками. С тротуара сойти нельзя, а
если что не так, то знай: у них есть полное право огреть тебя по башке.
Потому что они должны следить за тем, чтобы улица оставалась свободной для
нацистов.
Стоящие поблизости люди то и дело оборачивались и поглядывали на
Орделла.
- Вот это да! Куда ни глянь - повсюду репортеры, операторы со своими
камерами. Видать, это ублюдство здесь почитается за величайшее событие, и
всем жизненно необходимо знать об этом. А то как же: с ранья, тем более,
что сегодня воскресенье, из дома выходят только одни почтенные богатые леди
со своими собачонками, чтобы сделать пи-пи. Я имею в виду собачонок, а не
леди. - Стоявшая впереди девушка посмотрела в их сторону и усмехнулась, и
тогда, заметив это, Орделл сказал: - Как дела, крошка? Наверное, лучше
всех, да? - Теперь он глядел вперед, мимо нее, а затем обернулся к Луису, и
объявив скороговоркой: - Кажется, я вижу его, - начал продираться сквозь
толпу, чтобы оказаться поближе к проезжей части улицы. - Ага, это точно он.
Видишь? В черной рубашке с галстуком? Вон тот здоровый, наголо обритый
детина. Я зову его Верзилой. Ему нравится, когда его так называют.
- Это же Ричард, - проговорил Луис. - Господи Иисусе...
- Похож на него, правда? Помнишь, как Ричард тогда крепко запал на все
то нацистское дерьмо, что он собирал и хранил у себя дома? Те его пушки?
Так у Верзилы их ещё больше.
- Какой серьезный, - сказал Луис. - Ты только посмотри на него.
- Жаждет власти. А оружие это его слабость, - продолжал Орделл. -
Знаешь, где чаще всего встречаются экземпляры, подобные ему? На выставках
оружия.
Тут Орделл позволил себе сделать выразительную паузу. По логике Луис
должен был бы поинтересоваться, а что, собственно, он сам, Орделл, делал на
этих самых выставках, но встречного вопроса не последовало. Луис был занят
тем, что сосредоточенно разглядывал молоденьких нацисток: все они казались
ему тощими дурнушками с по-мальчишечьи коротко остриженными волосами.
- Вообще-то у меня есть кое-что, что смогло бы привести их в чуство, -
сказал Орделл, - и тогда в глазах у них снова появился бы здоровый блеск.
Стоявшие поблизости снова оглянулись в его сторону. У некоторых из них
это вызвало усмешку. Луис принялся прокладывать себе путь сквозь толпу
зевак, и Орделл поспешил вслед за ним, стараясь не отстать. Теперь, после
отсидки и тюремных работ, Луис казался гораздо более ши



Назад