0bc287a7

Элиот Джордж - Медная Чаша



Джордж Филдинг Элиот
МЕДНАЯ ЧАША
пер. Н.Куликовой
Мандарин Юн Ли откинулся на спинку стула, сделанного из розового
дерева.
- Известно, - мягким голосом проговорил он, - что хороший слуга -
подарок богов, тогда как плохой слуга...
Высокий, атлетически сложенный человек, почтительно застывший перед
разодетой фигурой властелина, трижды поклонился - излишне поспешно, излишне
покорно.
Страх промелькнул в его глазах, хотя он был вооружен и слыл смелым
солдатом. Он мог без труда поставить этого гладколицего мандарина на
колени, и все же...
- Десять тысяч извинений, милостивый повелитель, - сказал он. - Я
сделал все в соответствии с вашим достопочтенным приказанием - мы взяли в
плен того человека и при этом не причинили ему серьезных увечий. Я сделал
все, что было в моих силах. Но..
-Но он продолжает молчать, - медленно проговорил мандарин. - И ты
пришел ко мне, чтобы рассказать о своей неудаче? А я не люблю слушать про
неудачи, капитан Ван.
Мандарин поигрывал маленьким ножом для разрезания бумаги. Лежавшим на
низком столике рядом с ним. Ван вздрогнул.
- Впрочем, не будем об этюд сейчас, - сказал мандарин после небольшой
паузы. Ван с искренним облегчением перевел дух, тень улыбки скользнула по
лицу мандарина. - И все же мы должны достичь поставленной цели, - продолжал
он. - Мы взяли человека, он располагает необходимой для нас информацией;
уверен, что существует способ добиться от него ответа. Слуга потерпел
неудачу, теперь в самый раз хозяину предпринять попытку. Приведите его ко
мне.
Ван поклонился и с завидной поспешностью вышел.
Мандарин молча сидел и смотрел в дальний угол просторной, залитой
солнцем комнаты, где у окна в плетеной, подвешенной к потолку клетке пели,
заливаясь, две птички. И словно найдя ответ на какой-то очень важный для
него вопрос, он кивнул -коротко и удовлетворенно. Потом быстро протянул
руку и позвонил в маленький серебряный колокольчик, стоявший на изящно
инкрустированном столике.
Тотчас же в комнату бесшумно вошел одетый в белое слуга и в безмолвном
почтении склонил голову перед хозяином.
Юн Ли отдал ему несколько четких, кратких приказаний.
Едва слуга скрылся из виду, как в изысканно обставленной комнате вновь
появился капитан Ван.
- Пленник, милостивый повелитель! - объявил он.
Мандарин мягко взмахнул своей узкой рукой; Ван что-то прокричал, и в
комнату вошли двое крепко сложенных, обнаженных по пояс стражников,
державших за руки невысокого, коренастого босого мужчину, одетого в
изодранную рубашку и брюки цвета хаки. Его голубые глаза бесстрашно
смотрели из-под спутанных прядей белокурых волос прямо на Юн Ли.
Белый человек!
- А! Великолепный лейтенант Фурне! --в свойственной ему спокойной
манере проговорил на безупречном французском Юн Ли. - Значит, все еще
упорствуете?
Фурне грубо выругался в адрес своего захватчика, причем сделал это как
по-французски, так и на трех китайских диалектах.
- Ты заплатишь за все. Юн Ли! - воскликнул француз. - Не думал, что
твои мерзкие ублюдки могут безнаказанно глумиться и пытать офицера
французской армии!
Юн Ли с улыбкой продолжал поигрывать маленьким ножом.
- Вы угрожаете мне, лейтенант Фурне, - мягко проговорил он, - хотя все
ваши угрозы - это лишь нежные розовые лепестки, которые уносит дуновение
утреннего ветерка. Разве что вам удастся вернуться к себе в полок и
доложить обо всем начальству...
- Будьте вы прокляты! - прокричал в ответ пленник. - У вас ничего не
выйдет, и вы сами знаете это не хуже меня! Мой команди



Назад