0bc287a7

Эллисон Харлан - Валери - Быль



ХАРЛАН ЭЛЛИСОН
ВАЛЕРИ: БЫЛЬ
перевод Г.Корчагина
В этой истории я выгляжу форменным кретином, поэтому она обязательно
вам понравится. Кто же не охоч до рассказок, где непобедимых героев,
корифеев науки и прочих баловней судьбы поделом сажают в лужу?
А началось все году примерно в 1968-м. Был у меня знакомый бродяга,
фотограф по имени Фил. Я бы не рискнул причислить его к самым кошмарным
человеческим существам на свете (Фил весьма смахивал на так называемую
садовую разновидность плюща), но каким-то образом он все-таки заполз
(думаю, это самое подходящее слово) в мою резиденцию и время от времени
использовал ее как фон при съемке юных дам в наряде Евы. Фил имел привычку
являться посреди моего рабочего дня, весь увешанный лампами-вспышками,
юпитерами, фотоаппаратами и в компании какой-нибудь симпатюли, которую тут
же волок в одну из ванных комнат и там правдами и неправдами добивался,
чтобы она разделась.
Я, конечно, понимаю: для тех из вас, кто на досуге не на жизнь, а на
смерть воюет с половыми железами, эти слова звучат нежной музыкой. Но у
бывшего издателя чикагского журнала для мужчин при виде дамочки в дезабилье
ладошки не вспотеют. Уж поверьте, любой, кому придется за два года износить
объектив увеличителя, расширяя прелести самых сенсационных в мире телок,
причем совершенно голых, обязательно разовьет в себе чувство меры. По
крайней мере в этом отношении. И начнет искать дам с более экзотическими
достоинствами - например, с умением заставить мужчину плакать, смеяться или
вообразить, будто он узнал что-то новое. (В порядке отступления: лучшее
средство от застарелой сексуальности - мощная доза обнаженного тела в живых
красках; очень скоро замечаешь разницу между изображениями на пленке и
теплыми, дышащими человеческими существами.
Рекомендую это тем из вас, от кого только и слышишь: "крошка", "цыпа"
и т. п.)
Иными словами, у меня не было привычки хорониться в темных закутках,
когда Фил щелкал своих дам. Иногда они делали перерывы, пили со мной кофе и
болтали о том о сем, но вообще-то я почти безвылазно сидел в кабинете и
лупил пишмашинку. Скажете, пишмашинка не очень годится для таких
упражнений? Виноват, но это мое личное дело. (Удивленный таким
затворничеством, Фил пришел к совершенно ошибочному заключению, что я
голубой, и потом говорил это кому ни попадя, даже тем юным дамам, с
которыми у меня налаживались более тесные отношения. Поражаюсь, как можно
сочинять мерзости о человеке, который всего-навсего соблазняет на паперти
шестилетних младенцев, растлевает их, убивает и ест, причем не всегда
соблюдает именно такой порядок? Ну разве это не грязные сплетни?)
Примерно год Демон-Фотограф пользовался моим домом и мной лично, и,
признаюсь как на исповеди, за этот год я претерпел не только лишения и
муки. Ибо кое с кем из юных моделей Фила мне довелось познакомиться
поближе. Одну из них звали Валери. (Конечно, дурашка, я знаю ее настоящее
имя. Просто не разглашаю из уважения к ее семье и по другой причине, о
которой ты узнаешь чуть позже.)
Однажды Демон-Фотограф - коренастый зануда с шевелюрой имбирного цвета
- приволок ко мне новую курочку, и я, признаться, обалдел, едва ее увидел.
Прекрасная как богиня! Вообразите этакого сорванца, излучающего веселье и
дружелюбие, вообразите улыбку, от которой растает плод ююбы, вообразите
очаровательную смышленую головку и тело, которое в мои шовинистические годы
я бы назвал динамитом... Мы немедленно обмыли знакомство, а после
вечеринки, когда Фил



Назад