0bc287a7

Эллисон Харлан - Визг Побитой Собаки



ХАРЛАН ЭЛЛИСОН
ВИЗГ ПОБИТОЙ СОБАКИ
перевод В. Гольдича, И. Оганесовой
Вечером, на следующий день после того, как Бэт запачкала жалюзи на
окне своей новой квартиры на Пятьдесят второй Восточной улице, она увидела,
как во дворе их дома медленно и хладнокровно ножом убили женщину. Она была
одним из двадцати шести свидетелей этой страшной сцены и, как и все
остальные, ничего не сделала, чтобы остановить убийцу.
Бэт видела все до мельчайших подробностей, ничто не мешало ей
смотреть, не заслоняло чудовищной картины. Когда она, охваченная ужасом и
одновременно околдованная кровавым зрелищем, поняла, что не может отойти от
окна, ей вдруг пришла в голову безумная мысль - у нее отличное место, все
видно просто великолепно: как раз то, к чему стремился Наполеон, задумав
строительство театров Комеди Франсез - ложа в конце зала, откуда разом
можно следить и за зрителями, и за сценой. Ночь была ясной, светила луна,
Бэт только что отвлеклась от фильма, начавшегося в одиннадцать тридцать по
второму каналу, после перерыва на рекламу, поскольку сообразила, что уже
видела Роберта Тейлора в картине "К западу от женщины" и тогда он ей не
понравился; в квартире было совершенно темно.
Бэт подошла к окну, чтобы чуть-чуть приоткрыть его на ночь, и увидела:
во двор, спотыкаясь, вошла женщина. Она брела, опираясь о стену и прижимая
левую руку к правому плечу. Эд установил во дворе на столбах ртутные лампы
- за последние семь месяцев здесь произошло шестнадцать нападений. В
холодном пурпурном сиянии, освещавшем двор, кровь, которая стекала по руке
женщины, казалась черной и блестящей. Бэт видела все очень четко, словно
картинка была тысячекратно увеличена, а потом освещена мощными
прожекторами, как в телевизионной рекламе.
Женщина откинула назад голову, точно собиралась закричать, но не
издала ни единого звука. Тишину нарушали только гудки машин на Первой авеню
- такси охотились за одинокими прохожими, направляющимися в "Сливу
Максвелла", "Пятницу" и "Адамово яблоко". Но все это было там, далеко. А
здесь, где находилась она, семью этажами ниже, во дворе, казалось,
изображение замерло, окутанное невидимым силовым полем.
Бэт, смотревшая во двор из темноты своей квартиры, вдруг поняла, что
полностью открыла окно, за которым находился крошечный балкончик; теперь
даже стекло не мешало ей наблюдать за происходящим. От двора ее отделяли
лишь железная ограда балкона да семь этажей.
Женщина с трудом оторвалась от стены, голова ее была по-прежнему
откинута назад. Бэт решила, что ей за тридцать, темные волосы, коротко
остриженные и всклокоченные, невозможно понять, красива ли она - ужас
исказил черты, а открытый рот напоминал причудливо изогнутую линию. Женщина
так и не издала ни единого звука. На шее у нее выступили жилы. Она потеряла
одну из туфель и еле держалась на ногах вот-вот упадет на землю.
Из-за угла здания неожиданно показался мужчина и вбежал во двор. Нож,
который он держал в руке, был невероятных размеров - а может быть, он
только Бэт показался таким: она вспомнила нож с костяной ручкой для
разделки рыбы, в руках отца, много лет назад на озере, в штате Мэн. Тот был
складным, восемь дюймов зазубренной стали. Нож в руках темнокожего
человека, выскочившего во двор, выглядел точно так же.
Женщина увидела мужчину и попыталась бежать, но он в несколько прыжков
догнал ее, схватил за волосы и потянул назад, словно хотел перерезать своей
жертве горло.
Вот тут-то она и закричала.
Ее голос разорвал тишину двора, умчался



Назад